Рубрика «Творчество»

Хозяйка Тайги

Пятница, 21 Авг 2020

Тайга была заметной, красивой кобылой — чёрной как смола, резвой как ветер, сильной, непоседливой и норовистой — впрочем как и полагается молодой лошади — полукровке. Три года ходила она в колхозном табуне, при конеферме, не зная ни седла, ни уздечки. От отца — свирепого, полудикого Тайфуна, водившего косяки в прикаспийских бурунах она унаследовала характер, а главное — свою бесконечную любовь к свободе, а от матери — чистокровной донской — всю свою стать и грациозность.


Та ещё «штучка»

Там, где была какая — нибудь шкода — Тайга всегда была первой. То на поле зайдёт, да ещё и «подруг» с собой захватит, то колхозный огород перевернут с ног на голову, то собак дразнят так, что те готовы захлебнуться неистовым лаем. В общем та ещё была «штучка». И вот не поверь тогда, что и животные бывают с «характером». За это табунщики её и не любили.
Неприязнь к ней ещё объяснялась и тем, что строптивостью своей очень позорила она всех табунщиков этого колхоза перед соседями, которые смеялись над тем, что ну никак не могут они справиться с Тайгой и поставить её под седло! И теперь для них объездить кобылу стало буквально делом чести. Потому и не смотря на строгий запрет зоотехника, старший табунщик Степан Верхов и его помощники ломали голову над тем как же всё — таки покорить эту злонравную лошадь.

Такого никто
не ожидал

И вот однажды они собрались ещё раз попробовать попытать счастья. Подождав когда зоотехник и ветеринар уехали по своим делам в районный центр, а заведующий фермой Пётр Ильич, заслуженный, опытный работник и прямо таки скажем очень пожилой человек, по своему обыкновению прилёг отдохнуть после обеда в дежурке, они загнали табун в баз. Трое ребят покрепче стали пробираться к Тайге, но она почуяв неладное ринулась в конец база — как раз этого и добивались табунщики. Здесь доски ограждения тянулись у самого края обрыва, пугающего лошадей своей крутизной. Всё пока шло как и было задумано. Оказавшись в углу Тайга заметалась в поисках выхода — но деваться некуда — с трёх сторон подходили люди, а впереди, за оградой — обрыв. Табунщики уже готовились накинуть петлю, как вдруг случилось то, чего никто никак не ожидал. Лошадь взвилась на дыбы, прыгнула, с треском сломав верхнюю доску и упала с кручи.
Несколько раз перевернувшись Тайга скатилась на дно оврага… Так и осталась лежать — вся в пыли, подвернув передние ноги и неестественно откинув назад сухую породистую голову. Когда оцепенение прошло, люди спешно побежали к неподвижно лежащей лошади. Тут послышался истошный крик заведующего: «Что вы тут натворили?!». Виноватые хотели хоть как то объяснить случившееся, но опытный коневод и так всё понял, нагнулся, послушал: «Дышит! Ветеринара зови!». Тут же притащили узкие длинные сани, запрягли пару меринов, вытащили ещё живую кобылу из яра.
Вскоре прибыл на бедарке и ветеринар — старый, как заведующий и такой же скандальный, до мозга костей лошадник. Он долго бушевал и ругался, но при этом не забывал своего дела — в руках мелькали шприцы, баночки, склянки, дурно запахло лекарствами.
Заметив издалека суету, зоотехник Фёдор Михайлович круто повернул коня и вмиг оказался около столпившихся работников. «Что с ней, выживет?» — резко спросил он. «Попытаюсь спасти, но… Шок, сильный ушиб поясницы, какую лошадь сгубили… Эх!» — тихо ответил ветеринар. Закончив все процедуры, приказал перетащить Тайгу в тень, под навес.

Маленький друг
с большим
сердцем

Как только взрослые разошлись, откуда — то из — за угла выскочила маленькая девочка лет шести — ситцевое платье, тоненькие косички с огромными бантами. Сама вся как струнка, звонкая и непоседливая. Нюра — дочь старшего табуншика, Степана. Присев на корточки у головы лежащей Тайги, поморщившись от жалости, она принялась гладить её широкие конские щёки и приговаривать : «Лошадушка, бедненькая, тебе больно, очень? Ну, потерпи, скоро всё пройдёт»…
А по щекам Нюры струйками бежали слёзы. С этих пор она часто появлялась тут, под навесом. Бойкая девчонка вообще была постоянным гостем на конеферме. К табуну её, конечно, не подпускали, но на смирной кобыле Зорьке ездить давно научили, к слову сказать, в седле она держалась как клещ.
Нюру стали замечать около Тайги, сначала прогоняли, а потом она начала прибегать к своей лошадушке тайком — увидит все разошлись, юркнет под навес. Не приходить сюда она уже не могла.

Давай
знакомиться?

Первое знакомство у них случилось когда на вторые сутки — Тайга открыла глаза, приподнялась и застонала и тут же фыркнула, увидев маленького человечка, сидевшего прямо перед ней. В другое время своенравная кобылка махнула бы мордой или даже укусила бы, но не сейчас — её ужасно мучила жажда. Работник не особо утруждал себя уходом за больной лошадью, глянув несколько часов назад, что лошадь не открыла глаза и лежит неподвижно, кинул ей пучок сена и убрался восвояси.
Нюра, видя как стонет и мучается Тайга, кружилась вокруг неё и плакала, приговаривая: «Лошадушка, милая, что ты хочешь, сена? На, кушай». И тыкала ей в морду траву. Тут девчушка заметила, что кобыла не отрывая взгляда, жадно смотрит на ведро с водой, стоящее далеко от база. Она тихонько заржала. Нюра всплеснула руками и вскрикнула: «Да ты водички хочешь, моя хорошая!».
Маленькая сиделка бросилась к живительной влаге. Пыхтя и разливая воду из большого ведра, она потянула его к своей лошадушке. Тайга вмиг осушила бадью и взглянула на второе ведро. Нюря бросилась за ним. Половину и этого выпила лошадь, тряхнула головой и попыталась встать, но тут же вскинув голову и застонав, завалилась снова на бок.
Шмыгая носом, размазывая слёзы по личику, девчушка стояла на коленях перед своей любимицей и нежно гладила её. И, странно, Тайга, слушая этот тоненький голосок, чувствуя прикосновение тёплых ладошек, даже не хотела шевелиться, боль уходила куда — то далеко и ей захотелось задремать.

Нюркина
любимица

Уход за больной лошадью — обязанность дежурного рабочего по ферме. Но табунщики и не надеялись на выздоровление кобылы, потому и работу свою выполняли с неохотой. И кто знает, чем бы это всё закончилось для Тайги, если бы не Нюркина любовь и забота. Она то, в основном и ухаживала «за бедненькой лошадкой». Ухаживала тайно, но прилежно, добросовестно. Тайга к всеобщему удивлению потихоньку пошла на поправку. Табунщики привыкли, что девчонка постоянно крутится на ферме, им и не в дамёк было, что этот маленький человечек делает огромное, доброе дело.

Главные героини

Май был на исходе. Пестрела красивым разнотравьем степь. Приближалась жаркая пора сенокоса. В это время и наступил перелом в затянувшейся болезни Тайги. Лошадь оживилась, повеселела, часто стала пытаться подняться на ноги. Нюра тайком носила отруби, овёс или молотую пшеницу — уж и не знала чем ещё угостить свою подопечную. Молодая сочная трава не переводилась у любимицы. Вязанками, охапками, корзинами носила Нюра свежескошенную травку лошадушке. Тайга всегда встречала маленького друга тихим ржанием и потряхивая головой. Пока кобыла с удовольствием, пофыркивая жевала траву, Нюра принималась играть — и Тайга помимо своей воли становилась активной её участницей. А девчушка играла с ней как с настоящим большим другом. Расчистит площадку перед лошадью, очертит прямоугольник палкой, заставит «мебелью» — это комната. Кирпичики, застеленные тряпкой — стол, коробка из под лекарств — шкаф — здесь пригодится всё. Членов семейства много располагалось в комнате — одноухий плюшевый заяц, старая тряпичная кукла, большой пучеглазый медведь, почему — то зелёный резиновый ёжик и, конечно, Нюра и Тайга — главные героини незабываемых детских игр.
Если бы кто — то из взрослых заглянул в этот момент под навес, то сильно бы удивился, увидев картину — Тайга, та самая злая, вредная кобыла, которая бесновалась от малейшего прикосновения, спокойно лежала, подогнув ноги и мерно жевала траву, а на спине сидела босоногая девчонка и перебирала её длинную, густую блестящую гриву.
Но ничего подобного увидеть работникам фермы не пришлось — хитрая Нюра не забывала поглядывать сквозь плетень, на «всякий пожарный», как говорится. А Тайга настолько привязалась к маленькому человечку, что тосковала и беспокоилась, когда девочка где — то задерживалась. Зато сколько радости было во взгляде, ржании при появлении маленькой сиделки с большим и добрым сердцем — не передать.

Выздоровление — всегда радость

Лечение, хороший уход и безграничная Нюркина любовь сделали своё дело. Пришло время и Тайга почувствовала себя совсем окрепшей. В один из дней, когда девочка всё так же играла и ухаживала за своей лошадушкой, она вдруг приподнялась и …встала на ноги. Нюра прыгала и визжала от восторга и счастья! А лошадь стояла пошатываясь и оглядываясь, словно не понимала почему она не сделала это раньше. Тут кто — то увидел её и крикнул: «Ребята, смотрите — стоит!».
К навесу ото всюду поспешил народ, а Нюра благоразумно шмыгнула за плетень, как будто её и не было. «Ну, кажется опасность миновала, — осмотрев лошадь подытожил ветеринар. — Я боялся, что не поправится, чудо просто! Не давайте ей много лежать».
Тайга и сама старалась быть как можно больше на ногах — ляжет, чуточку отдохнёт и снова встаёт или ходит по кругу. А какая радость была для маленькой хозяйки Тайги, для Нюрочки! Она не переставала обнимать, гладить лошадь, приговаривая : «Моя лошадушка, выздоровела, а я знала, что ты снова будешь бегать! Мы ещё с тобой будем скакать по нашим степям!».

Продолжение следует.

Анна Спивакова.

Из писем в редакцию

Вторник, 26 Май 2020

Утро в окно «постучалось»,
Щебет синиц, соловья…
Сегодня с тобою расстались…
И это теперь навсегда…
Я не грущу, уж устала…
Слёзы иссякли давно…
Сердцу лишь только сказала –
Я ведь любила его…
Но, видно, судьбой не дано нам
Очаг сохранить, жить вдвоём,
Что-то у нас не сложилось…
Врозь мы теперь и живём…
Время идёт незаметно,
Дети растут, внуки есть…
На висках седина так заметна,
Ну а чувства ушли в тёмный лес…
Где-то любовь заблудилась,
Сбилась с маршрута давно…
А, может она только снилась?
Ведь жили с тобой, как в метро –
Мчался экспресс, словно ветер…
Лица мелькали, народ…
Даже ты сам не заметил,
Что жизнь, как крутой поворот…
Поезд любви вдаль умчался,
Ты на перроне сошёл…
Как флюгер, по свету, шатался,
Приют в чистом поле нашёл…
Сегодня с тобою простились…
Не слышишь ты трель соловья…
В альбоме лишь фото на память –
Да запись – уж я не твоя…


Закон ведь Божий всем гласит –
Не укради любовь чужую…
Свою по жизни пронеси,
В стужу согрей её любую…
Она хрустальна – не разбей,
Дыши ты ей, пока сам дышишь,
Любовь храни ради детей,
Они плоды её — ты слышишь?
Я не придумала завет,
Всё, что написано – от Бога.
Пред ним теперь держи ответ –
За то, что слёз в судьбе так много…
За то, что верность не хранил,
Украл и детство у детишек,
Любовь ты взял и погубил…
Она кричит, почти не дышит…
Закон ведь Божий всем гласит –
Не укради любовь чужую…
Свою её от бед храни…
И одиночество минует…
Я не придумала Завет…
Это писание от Бога…
Тебя со мною рядом нет…
Остались слёзы, их так много…


Я в этой жизни мотылёк…
На свет летела и упала…
Хотелось счастья мне чуток…
Но сил своих не рассчитала…
Никто и руку не подал,
Плечо никто мне не подставил,
А кто любил и не страдал,
Тот не узнает судьбы правил…
Она даётся нам не зря…
Все испытания, невзгоды…
Судьба укажет, кто друзья,
А кто живёт себе в угоду…
Я в этой жизни мотылёк,
Летала, счастье всё искала,
Но мне достался уголёк,
Его всю в душе кохала…
Вдруг на пути встал вихрь – дождь,
Задул, залил костёр желаний,
Теперь уж точно не придёшь,
Не будет больше и признаний…


Дайте в руки компас…
Бог, укажи мне путь…
Ведь между нами пропасть…
Живём мы как-нибудь…
Бежим куда-то слепо,
Закрыв глаза на всё…
Поклоны бьём нелепо,
Судьба бьёт всё равно…
Не верим теперь в Бога,
Не чтим Его Завет.
Сбились все с дороги…
И счастья в семье нет…

Татьяна ШУМСКАЯ.

«Память»

Среда, 13 Май 2020

А память всё выхватывает даты,
Обозначая их значимость вдвойне.
Я чувствую себя немного виноватым,
Что не был я на той проклятой войне!
Виктор Сободаш

Конечно, в том, что я не принимал участие в Великой Отечественной войне, никакой моей вины нет. Я родился через четыре года после войны. Вина в другом. До сих пор терзаюсь одним вопросом: «Ну почему, когда был жив мой отец, участник войны, инвалид войны, который был награждён медалью «За Отвагу» и орденом Отечественной войны I степени, я не расспрашивал его о фронтовых дорогах, которые ему пришлось пройти, что ему пришлось испытать». И всё же кое — что из его воспоминаний о его войне я запомнил.
Отец воевал с 1943 по 1944 год в составе 148 стрелкового полка — стрелком. 23 ноября 1943 получил лёгкое ранение в левое бедро. Через неделю вернулся в строй. А вот 29 апреля 1944 был тяжело ранен осколком в левую руку. Пролечившись в госпитале, в июле 1944 года мой отец был комиссован.
Вот некоторые вопросы (по памяти), которые я задавал отцу: «Папа, а ты в штыковую атаку ходил?». «Ходил много раз». «А, правда, что бывало наши солдаты шли в атаку с деревянными винтовками?», отец отвечал: «Нет. Такого у нас не было. А вот без оружия приходилось наступать. Зачастую отнимали его у немцев». «Папа, а ты лично хоть одного немца убил?», «Точно знаю, что троих: двух выстрелом из винтовки, а одного штыком заколол. А так, когда идёшь в атаку, все стреляют, немцы падают, а кто кого убил, не поймёшь». Снова вопрос: «Папа, а страшно было?». Отец задумался: «Что тебе сказать. Сильно страшно было перед атакой, когда ждёшь команды к наступлению, а потом, когда цепь поднялась и все с криками «Ура!» кинулись в наступление — страх исчезал. И ещё, после боя, когда шло награждение, многие плакали, потому что в этом бою потеряли своих друзей. Ведь это за них мы получали награды».
А мне вспомнились слова советской поэтессы Ю. Друниной:
Я много раз ходила врукопашную.
Один раз наяву и тысячу во сне
Кто говорит, что на войне не страшно
Тот ничего не знает о войне.
Вот я с гордостью за своего отца и восхищением читаю: «Уважаемый, Сободаш Николай Яковлевич, приказом Министра обороны СССР за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Вы награждаетесь орденом Отечественной войны I степени». И ещё я узнал, что медаль «За Отвагу» является самой почитаемой среди ветеранов войны.
Поздравляю всех с Днём Победы и обращаюсь к участникам войны строками из своего стихотворения:
Простите поколение моё
За то, что ко всему бываем равнодушны,
Что часто нас волнует лишь своё,
А к вашим бедам мы порой бездушны.
От всех живых нижайший вам поклон
За то, что нам Россию сохранили
Нет, не забудем ваших мы имён
Не зря же мы прощения попросили.
С уважением,
Виктор Сободаш,
х. Ровный.
(Мы хотим выразить благодарность за информацию сыну Сободаш Н.Я. — Сободаш Виктору Николаевичу).

Коллектив Ровненского
ДК и библиотеки.

Россия — матушка Россия!

Среда, 13 Май 2020


Победы день – твой день, Россия! –
Итог страданий дней минувших,
И … твоих детей, твоих Россия!
Твоих! Твоих! Но вдруг став бывших!
Когда ж мы встретимся обнявшись,
Крепить чтоб дух и нашу силу?!
С Победой вас! И всех тех павших.
Россия, ты в центре для народа
Надежда ты на все века,
Гордимся, что отсюда родом!
Гордимся, да! И год от года
Стоим порой мы за тебя.
Россия — матушка Россия!
Издревле колокол гудит!
Гудит набат боль в груди усилив
Когда вокруг беда! Насилье!
Когда враг напирает, да так уж сильно,
Земля огнём когда горит!
Россия — матушка Россия!
Испокон веков во всех сраженьях
Для внуков славу ты куёшь,
Рождалась Доблесть! Сила! Честь!
И крепла кровь — народов смесь,
Чтоб сбить ту вражескую спесь!
Ты сыновей звала на подвиг!
Бородино! И крепость Брест!
И все поля былых сражений
Крепит дух и уважение.
Как часто ты была мишенью,
Но ты была! Была и есть!
Пройдя сквозь муки и лишения!
Россия — матушка Россия!
Издревле колокол гудит!
Гудит набат боль в груди усилив
Когда вокруг беда! Насилье!
Когда враг напирает, да так уж сильно,
Земля огнём когда горит!
Россия — матушка Россия!
Сплоти ряды свои вокруг!
И пусть тебе, тебе отныне
Сверкнёт на склонах и равнинах
Не сталь клинка, а наш зеркальный плуг!
Россия — матушка Россия!
Мы сыновей твоих помянем
Потомков благодарных данью
Всем «рюмки памяти» налив…
Колени преклонив у Знамени,
Хоть генерал ты в звании иль нет,
И скорбно головы склонив, слезу скупую уронив…
Помянем минутою молчания
В будущем мире их сбывшиеся чаяния…
Пусть память на века сольётся
Пусть человек другой родится
И будет на родной земле трудиться!
Земля всё та же остаётся,
И дух над ней всё крепче вьётся,
И тот огонь в душе горит!
Россия — матушка Россия!
Издревле колокол гудит!
Гудит набат боль в груди усилив
Когда вокруг беда! Насилье!
Когда враг напирает, да так уж сильно,
Земля огнём когда горит!
Россия — матушка Россия!
Сплоти ряды свои вокруг!
И пусть тебе, тебе отныне
Сверкнёт на склонах и равнинах
Не сталь клинка, а наш зеркальный плуг!
Россия — матушка Россия!

Владимир КУЗЬМЕНКО,
с. Степное.

Сольный концерт в День Победы

Среда, 13 Май 2020

Великая сила есть в нашем народе,
Вынослив и горд, и непобедим.
И сколько б ни стоила эта Победа
В обиду страну мы свою не дадим.
Почёт вам и слава, мои ветераны!
И низкий поклон до самой земли,
За ясное небо и мирные годы
Спасибо огромное мы говорим!
Спасибо за то, что имеем сегодня,
За смех и улыбку наших детей.
Спасибо! Кричим это слово с любовью,
Что не пожалели вы жизни своей.
В победном марше торжественным строем
Идут ветераны — герои войны,
Над их головами реют знамёна,
Знамёна Победы и нашей страны.

Александра Сурай

Это стихотворение Галина Николаевна Пасечная, педагог Центра внешкольной работы и молодёжной политики, написала более двух лет назад в честь своего дедушки, которого никогда не видела. Амбарцумян Минай Варламович (21.01.1924 г.р.) был призван на войну в январе 1942 г. Из «Книги памяти» о нём у семьи лишь малая доля информации. «Старший сержант, место службы п/п 41426 «в». Пропал без вести в июле 1943 г.».
Сотрудничая с поисковыми отрядами, близкие пытаются найти хоть какие-нибудь сведения и с большой надеждой ждут известий от поисковых групп. На некоторых сайтах размещено: «Донесение о потерях».

Галина Пасечная


В последние годы его правнучка Александра Сурай с гордостью несёт фото своего прадедушки на параде Великой Победы. Он находится в одном строю с земляками и однополчанами в составе Бессмертного полка.
Накануне праздника Г.Н. Пасечная приняла решение выступить с сольным концертом во дворе своего домовладения. Коллеги поддержали инициативу и решили провести онлайн — трансляцию на площадке МКУ ДО «Центр внешкольной работы и молодёжной политики» в инстаграм cvr_mp с 18-20 до19-00 час. Завершится концерт исполнением песни «День Победы». Приглашаются все желающие. Давайте дружно споём наши любимые песни.

Елена АЛЕКСАНДРОВА.

Стихи о войне

Среда, 13 Май 2020

Я — дитя войны
Вот уже подошла такая пора,
Был я пожилой гражданин, теперь снова дитя.
Не верилось даже до этой поры
Но получил документ, я ребёнок войны!
Не помню я взрывов,
Не помню бомбёжек раскат,
Не знал оккупантов —
Фашистов, немецких солдат.
Ещё маленький был я,
Я ребёнок войны
Только позже узнал я
Горе нашей страны.
На всю жизнь сохранила
Память мне малыша
Как соседка рыдала —
Похоронка пришла.
Знал причину печали:
Сын убит на войне,
Сестрички его плачем кричали —
В душу врезалось мне.
Картинка ярко всплывает
Порой как вспоминаю опять:
В тяжком горе рыдает
Убитого сына безутешная мать.
В сорок пятом весною
К нам Победа пришла,
Но томилась тоскою
Матерей тех душа.

Несладкое детство
Я не знал, что делать мне с конфетой,
Когда фашист вдруг угостил меня.
Был просто незнаком со штукой этой
И для чего ж она дитю нужна?!
Ходить немножко только научился
В носочках уже «швендял» по избе
Конфеток есть ещё не научился
Потому что их не было нигде.
Я её выбросил на землю,
Ну, а когда на конфетку наступил,
То её тщательно от носка отклеил
Сразу в рот положил.., и раскусил!
Очень своей находкою довольный
Я немцу как мог (жестом) объяснить хотел,
Мол, дай мне ещё такую долю,
А фриц, смеясь, ли ж пальцем у виска вертел.

Плохие игры
Время давней поры
Уже после войны
С ровесником другом
Нашли мы раз патроны.
Разожгли мы костёр
Из всего что горело
И с десяток патрон
Безбоязненно, смело
Сыпанули в огонь,
Чтоб как эхо гремело!
Сами спрятались тут же,
В двух шагах от костра,
Ниц лежали и ждали
Когда начнётся пальба.
Костерочек наш вскоре затух,
С ним надежда пропала,
И приподнялся я.., вдруг..,
Сразу тут, кононада..!
Треснули сухо патроны..,
На землю отпрянул я ниц,
Долго лежали как воры
Будто стрелял по нам фриц.
Пули меня миновали,
Остался, как видите, жив,
Больше мы так не играли,
К себе я стал бережлив.
Ту нашу давнюю тайну
Вспоминаю я иногда
Остался что жив я случайно
Никто не узнал никогда.

Николай СОТНИКОВ,
с. Степное.

Известный солдат

Понедельник, 27 Апр 2020


В Москве есть известное место,
Где надпись гласит среди плит,
Что имя его неизвестно,
Но подвиг его не забыт.
Я с детства приучен не прятать
Упрямое мненье своё:
Красивая эта неправда
Опасней, чем просто враньё.
Мне кажется, с целью нечестной
Нам кто-то лукаво внушил,
Что, дескать, солдат неизвестный
За Родину жизнь положил.
Лишь недругам будет неплохо,
Коль люди привыкнут считать,
Что спас от разора Европу
Совсем неизвестный солдат.
И мне непонятно и больно,
Как будто моя в том вина,
Что стала в учебниках школьных
Почти неизвестной война.
Учил меня долгу и чести
Солдат с добрым русским лицом.
Кому-то он был неизвестным,
А мне он был просто отцом.
Мне имя его словно знамя.
И горд я, и счастлив, и рад,
Что всё ещё многие знают,
Кто был неизвестный солдат.
О нём не смолкают оркестры,
И лучшие песни звучат.
Известен солдат неизвестный:
Он — русский советский солдат!

Михаил КОМАРОВ.

Воспоминания охотничьей собаки ( в нескольких кусках и кусочках)

Понедельник, 27 Апр 2020

(Продолжение. Начало в номере 27 от 17 апреля 2020 года).

Как у меня хлеб отобрали

На чём мы остановились в прошлый раз? Помнится, я говорил о том, как вкусны и восхитительны были куриные косточки — даже сейчас при одном воспоминании об этом пиршестве у меня потекли слюнки! Итак, с чего же начать этот рассказ…Да ладно, продолжу излагать всю историю по — порядку.
Вместе с костями мне перепал и кусок душистого домашнего хлеба. Немного отдохнув за это блюдо я взялся поспокойнее — но съесть его мне не дали. Из дома буквально выкатился маленький человечек — наверное, чей — то сын, ростом не выше меня, толстенький, пузатенький и радостно улыбающийся. Переваливаясь с ноги на ногу, он на удивление быстро подбежал ко мне, стукнул меня по носу кулачком, схватил мой кусок хлеба и поднёс ко рту. Я визгливо вякнул не своим голосом и от неожиданности сел. Вот это новость! Тут только хитрющий кот надо мной поиздевался, а ёщё и человеческий детёныш, я просто потерял дар «речи»! Вдруг из хаты выскочил коренастый усатый мужчина, что — то крикнул на непонятном языке, подхватил малыша и бросил в меня палкой. Она, конечно же, не попала в цель — но я вновь жалобно вякнул, больше от обиды и удивления — что сделал не так? Ну а брошенный детёнышем хлеб я потом всё — таки доел.
Когда Ахмат и Палыч вышли на улицу в сопровождении ещё двоих мужчин, то я обрадовался — может меня отвезут назад, домой. Мне уже и овцы стали казаться не такими уж глупыми животными, и закадычные друзья — дворняги — не такими своенравными и высокомерными. Меня вновь засунули в железного зверя и «ГАЗик» запыхтел, дёрнулся и нехотя поехал в другую сторону от той, что мы въезжали в маленькое селение

Мой новый дом

Нет. Меня отвезли в лесничество, которое располагалось совсем недалеко от окраины села. Это был небольшой дворик с четырьмя домиками внутри забора, несколькими сараями и двумя огромными, как мне показалось, собачьими будками. К одной из них меня сразу привязали.
Долго в одиночестве мне скучать не пришлось. Под вечер во двор въехали две машины и из них вышли много людей и три собаки — один из них был угрюмый и «неразговорчивый» пёс Аю, а две других мне были не знакомы. Но видно было, что псы благородных кровей и я чем — то похож на них. Когда они как — будто случайно подошли ко мне — я увидел, у них глаза, как у меня, разного цвета и шерсть как моя, но ростом эти взрослые собаки были с меня. А мне — то предстояло ещё подрасти! Вели себя они с важностью и достоинством, стараясь показать с выгодных сторон, и украдкой поглядывая в мою сторону. Когда псы подошли совсем близко, я услышал, что они говорили об огромном секаче — здоровенном кабане, который наводил страх на всю округу, в том числе и на всех местных собак. Крупный и лохматый Аю проворчал на них что — то неразборчивое и улёгся на землю. Позже я узнал, что две других породистых собаки — охотничьи, с высокой «квалификацией» загонщиков крупных зверей. И все они пользовались авторитетом и уважением и среди людей, и среди сородичей.
Мне, конечно, щеголеватые «чистокровки» успели объяснить, что охота это тяжело, сложно, что надо быть умным и сильным псом и, конечно, объявили, что у меня ничего не выйдет. Аю надоел их собачий «пустолай» и он рявкнул на двух болтунов, которые сразу же пристыжено замолчали. Этот молчаливый большой пёс жил тут, в лесничестве, а «двух болтунов» в тот же вечер куда — то увезли.

Жизнь — то на этом
не останавливается

Ночью мне впервые в жизни снились кошмары. Я всё время то вскакивал, то дрожал всем телом, то лязгал зубами. А утром мой бывший хозяин Ахмат весело и в то же время немного грустно попрощался со мной, потрепал за ухо и… уехал со своим братом, оставив меня в лесничестве. В первые дни, и, особенно ночи, мне пришлось нелегко — я тосковал по родным местам, хотя нельзя сказать, что новое место мне не нравилось. Здесь тоже было полно всякой живности, а вокруг был густой лес со своими заманчивыми тайнами и загадками, которые мне очень не терпелось «раскусить»…
Прошло два месяца, я вытянулся, оброс густой шерстью и всё более стал походить на настоящего взрослого пса. Ну, а Палыч меня, конечно, баловал, отпускал погулять по двору и подолгу со мной разговаривал. Ему очень нравилось, что я его внимательно, склонив голову набок, слушал. Мой новый хозяин меня многому научил, он сильно меня любил, и я ему за это благодарен от всей своей щедрой на взаимность собачьей души!
Как я упомянул в прошлом своём рассказе — первую охоту мне не забыть до конца жизни, даже если бы очень старался сделать это.

Важный день — первая охота. Начало

Выехали осенью, очень рано, затемно. Егерь Палыч и ещё двое охотников — не из местных, по всей видимости — важные гости. «Двух болтунов» — породистых и не в меру «разговорчивых» собак почему — то не привезли. Вскоре вслед за нами увязалась ещё одна машина. Дорога была извилистая и тряская, колёса скользили в глубокой грязи, моторы ревели во всю мощь, отчего мне было не по себе. Выдержанный Аю лишь молча подпрыгивал на кочках и с усмешкой поглядывал на меня. Да и запах от чадящей машины был такой, что хоть выпрыгивай из брюха железного зверя.
Двигались мы медленно и довольно долго. Когда же машины, наконец — то, остановились и замерли, было уже светло. Однако сильный туман не рассеивался, он затопил своей белёсой сыростью все окрестности, спрятал оба конца дороги и размыл очертания ближайших деревьев.
Один из гостей резонно заметил: «Не очень подходящая погода для охоты». По всему было видно — Аю с ним согласен, да и остальные участники гая тоже. Немного помолчав, Палыч выдал: «Да с вас такие охотники! Ну хоть бока раструсите и разомнётесь — за зверем побегаете, а я посмеюсь». Было видно — гости обиделись. Но, как оказалось, слова бывалого егеря сбылись в точности, как говорил сам Палыч: «Всю правду сказал, как в воду таки глядел». Не забыл лесничий и правила напомнить, да ещё про картечь не забывать — в стволы не класть — разлетается «дюже» далеко и может каждого поранить.
Мне то, как неопытному псу, было всё вновь и в диковинку — шутка ли в первый раз в загоне, на охоте! Три охотника остались на месте, а мы с Палычем, хмурым Аю и ещё двумя гостями быстрыми шагами засеменили в туман. Да, Аю шёл без поводка и в инструкциях хозяина не нуждался — опытный и деловитый, он оторвался от нас на приличное расстояние. Когда мы пришли на место — меня спустили с поводка и тут Палыч громко бабахнул из своего ружья. Лесничий сто раз повторял слово «стрелять» я всегда зажмуривался при этом, но тут даже не успел моргнуть, оторопел и присел на землю. Вот оно, началось, а что делать дальше? Как действовать? Знал одно — надо найти зверя. Деловитый бас Аю послышался невдалеке. И тут хозяин подбодрил меня: «Вперёд Пыжик, ищи, покажи какой ты умный!». Я сорвался с места…
На этом я пока закончу и отвлекусь на свои, не менее важные, чем это повествование дела, а продолжу рассказ в следующий раз. Надеюсь и этот отрывок из моего жизненного пути был не скучным для вас и хоть немного поднял настроение!

Продолжение следует.
Анна Рвачёва.

Воспоминания охотничьей собаки (в нескольких кусках и кусочках)

Пятница, 24 Апр 2020

«Заядлый» охотник Палыч

Одно из самых запоминающихся детских воспоминаний — это рассказы моего деда Кузьмы Павловича — долгие, размеренные и чрезвычайно интересные. В местном лесном хозяйстве его все с уважением называли Палыч. Он был егерем, знаменитым далеко за пределами лесничества. А перед лесом «пристроились» колхозные поля с кукурузой, картошкой и свёклой, дед охранял и их. Когда рассказывал мне свои байки часто говорил об одном и том же, не замечая, что повторяется, всегда кряхтел и говорил: « Ну, значится, дело было так…» А мне было всё равно — его повествования меня захватывали и уносили куда — то в совсем другой мир.

Дедушка был «заядлым» охотником. Почему в кавычках? Да потому, что его старенькая двухстволка практически никогда не стреляла, разве если только для того, чтобы спугнуть холостыми с делянок с созревающим урожаем наглых и разъевшихся «на дармовых харчах» диких кабанов и свиней с визжащим, вечно беспокойным потомством. Но охоту, как говорил дед Кузьма, он «дюже любил». Выйти на охоту для него означало — собраться рано по утру, во всём снаряжении, с любимой собакой, с характерным именем — Пыж. Такую кличку ему дали из -за внешности, а может потому, что пёс был настоящий, охотничий. Потом они долго — долго бродили по лугам, уходили глубоко в лес, потом в наши невысокие горы… Не гоняться за зверем, не выслеживать его, уж тем более не стрелять в него, а наблюдать, любоваться природой, радоваться жизни, такой как она есть, во всей её простоте и сложности, красоте и необратимой реальности. А все рассказы дедушки Кузьмы сводились, конечно, к любимому Пыжу. Я его помню — умного пса, уже совсем старенького, вечно линяющего и подслеповатого, но всегда добродушного и, как мне казалось, постоянно улыбающегося и желающего чем — то поделиться — сокровенным, тем, что спрятано глубоко в душе у каждого. Вот есть такие животные — загадочные и незабываемые. Если бы мне посчастливилось разгадать, услышать, понять мысли Пыжа, это, наверное, был бы такой особый, жизненный, насыщенный разными событиями, со всеми перепетиями судьбы, рассказ — рассказ простой, работящей и верной собаки…

Маленький Пыжик

Сложную и в то же время тонкую душу внезапно появившегося в усадьбе деда Кузьмы Пыжика, как и его редкостный интеллект и выдающиеся «внешние данные» сразу оценили не только товарищи деда, но и две своенравные дворняги — Матрос и Чуйка. Они считали себя главными во всём дворе и любили, как с усмешкой говорил дед «от души побрехать», что означало — лаять без отдыха – кажется, бесконечно. Со временем они приняли долговязого, неказистого щенка и опекали его пока не подрос. А со временем Пыжик превратился в красивого пса — его отец был чистокровным хаски, ну а у матери не было никаких благородных родственников. Но Пыж вырос на удивление мощным, красивым и умным представителем семейства «собачьих» и был похож на своего папашу. И глаза у него были разного цвета — один коричневый, другой — небесно — голубой, как небо. Арлекин.

Родной дом

Родился я в горах, где каменистые склоны невысоких гор поднимаются от густых чащоб девственного леса к заоблачным просторам лугов. Называли меня дети хозяина Пыжиком, наверное, потому что я был очень спокойным и смотрел на всё происходящее вокруг как бы исподлобья, будто напыжившись. Имечко, скажу вам, так себе и прилепилось оно ко мне как репей к шерсти – зубами не оторвёшь. А когда подрос — стал носить звучное и уже взрослое имя Пыж. С мальства помню пасущихся овец — этих несуразных и, как мне кажется, глуповатых животных — они всё лето паслись на зелёных лугах. Ими почему — то так дорожат люди, для меня это вопрос всегда стоял как кость поперёк горла, чем же они так важны для человека, что их так берегут? Я рос, учился охранять и скажу вам, схватывал всё «на лету», ну понимаете, Ахмат, в чьём дворе я появился на свет — был ещё тот учитель! В хорошем смысле — он говорил со мной много, объяснял, как человеку. А что мне объяснять — я и без слов его понимал! Не мне было решать свою судьбу и выбирать свой жизненный путь. Я думал, что предназначен для несения такой нелёгкой службы — защищать и охранять беспомощных и бестолковых овечек. Словом, ждала меня, так сказать, карьера овчарки — и понятие «овчарка» в данном случае означало не породу, а рабочую квалификацию.
Что хорошо врезалось мне в память — добрый Ахмат, от которого вечно пахло овцами, дымом и сыром, эти надоедливые, ни о чём не думающие, вечно блеющие комки шерсти и красивые холмы гор — с покатыми спинами, покрытые светло — зелёным покрывалом пахучего разнотравья, мелкими ручейками, зарослями дикой алычи, барбариса и шиповника.

Вся жизнь —
с ног на голову

Как — то рано утром к Ахмату наведался его брат, они сели в старый УАЗик, я уже потом узнал как его называют люди, и быстро уехали. Вернулись на другой день, ближе к вечеру. С двумя совсем незнакомыми людьми и собакой — такой огромной и угрюмой, какую трудно себе представить. Это был Аю — в переводе с балкарского — медведь. Он недовольно ворчал и скалил старые жёлтые клыки. Впрочем, чужак вскоре оттаял и познакомился поближе с местными собаками, ну и со мной тоже. Шерсть Аю длинная волнистая, однако не была такой спутанной как у дворняг Ахмата. Она лоснилась, будто причёсанная, поблёскивая каждым своим волоском. И что самое интересное — он носил кожаный ремень на шее, а такой роскоши у собак Ахмата отродясь не было. Наши заскорузлые трудяги были сражены наповал!
Всё самое интересное, неожиданное и немного пугающее началось на следующее утро. Первыми и неожиданными были слова Ахмата, который потрепав меня за загривок сказал: «Хорошее чабанское воспитание не помешает тебе освоить вторую профессию — охотничью…». Да, с самого утра навалилась на меня лавина новых и непонятных ощущений, впечатлений, обрушивая на молодую и неопытную собаку удар за ударом — один чувствительнее другого. Впервые я испытал, что такое езда на этом странном неживом звере — автомобиле. Меня вдруг сильные руки хозяина оторвали от земли и сунули в просторное «брюхо» зелёного чудовища по имени УАЗик. В моей собачьей душе заворочался страх, а железная зверюга зарычала, зачадила неживым духом и я почувствовал, что какая — то непреодолимая сила уносит меня вдаль от родного дома. Так началась моя новая, другая жизнь…

Первый день
у нового хозяина

Пока мы ехали, я немного успокоился, а когда стал совсем привыкать к новой обстановке — въехали в селение, как потом оказалось тут жил мой новый хозяин — дед Кузьма, любимый Палыч… Открылась дверца машины и я вмиг спрыгнул на землю и тут прямо на меня летит огромная красно — жёлтая машина. В панике я бросился бежать и тут — о, ужас! — навстречу, из-за поворота, выскочил ещё один железный зверь. Я даже вдруг перестал думать! Но тут я увидел, как храбро кидаются буквально под колёса две маленькие взлохмаченные собаки и немного успокоился не зря такие смелые псы облаивают гулко ревущую и дребезжащую внутренностями машину. Потом я узнал это были неразлучные друзья и любимчики всех жителей маленького села — Шпунтик и Бельчик, которые жили здесь как говорил Палыч: «Испокон веков». Шпунтик, как и полагалось псу с такой кличкой был вертлявый и непоседливый, ну, а имя Бельчика говорило само за себя. Так и не понял — как мне удалось выпутаться из этой истории с машинами, но вспомнил себя, когда очутился в безопасном месте — под забором какого — то дома.

Знакомство
с будущим другом

На этом нервотрёпка в первый день пребывания на новом месте не окончилась. Меня забрали и успокоили, одели ошейник и привязали к большому цветущему дереву в большом просторном дворе. Поначалу с волнением осваивался в новой обстановке, принюхивался к незнакомым запахам, присматривался к «недалёким», как мне казалось, курам, индюкам и гусям, которые на меня — ну было очень обидно — не обращали никакого внимания. Так и хотелось растрепать их красиво уложенные перья, но в глубине своей собачьей души я твёрдо знал, что этого делать категорически нельзя. И тут, через чуть приоткрытую калитку, нетропливо вошёл большой чёрный кот. Нисколько не опасаясь, он «проплыл» буквально в трех шагах и даже не повернул голову в мою сторону! Это был верх наглости, во дворе у Ахмата коты не позволяли себе такую непозволительную распущенность. Честно — готов был разорвать этого дармоеда, залаял что есть сил. Думал пустится наутёк, а он остановился, медленно повернул голову, смерил меня скучающим взглядом жёлтых ленивых глаз — словно только сейчас увидел! — и спокойненько сел на землю. Лишь только ухом повёл, будто спрашивая: «Вы это ко мне?» Я зашёлся в лае до хрипоты. Тут желтоглазый нахал, казалось бы, отвлёкся и с самым заинтересованным видом стал перебирать мягкой лапкой какие — то травинки и щепочки. Более дурацкого положения в своей, ещё пока непродолжительной, жизни я не испытывал!
Из дома вышел Палыч и крикнул: «В чём дело, малыш?», я тут же умолк и обессиленный повалился на землю. Он не заметил, как мой мучитель в секунду бесшумно скрылся в высокой траве у плетня. А я даже и предположить не мог, что мы с этим умудрённым и потрёпанным жизнью котом в будущем станем друзьями «не разлей вода». Но тогда я об этом не думал. Через минуту мне вынесли целую груду вареных, ещё тёплых, куриных косточек… Они были восхитительны! Едва я успел их оценить — на зубах захрустела последняя — самая маленькая и самая вкусная.
А с суровым Аю я вновь повстречался чуть позже, на первой своей охоте, которую мне не забыть никогда…Но, об этом — в другом куске моих воспоминаний. Надеюсь, что этот рассказ получился для читателя «удобоваримым» и интересным.

Продолжение следует.
Анна РВАЧЁВА.

Ребята рисуют космос

Пятница, 24 Апр 2020

Несмотря на то, что ученики и дошколята находятся на самоизоляции, они готовы работать с воспитателем дистанционно. И хочется сказать, что у многих это получается неплохо.


12 апреля ребята со своими родителями нарисовали рисунки и отправили их в WhatsApp. Было очень приятно получить фотографии самих участников с рисунками. И детям общение с воспитателем по сети пришлось по нраву.
Хочется отметить следующих ребят: Валерию Белоконеву, Руслана Андрюхина, Фатиму Джалилову, Марьям Курбанову, Макаровых Владимира, Марию и Анну. А также поблагодарить всех родителей, помогающих своим деткам в такое необычное время.

Светлана Фицковская,
воспитатель с. Озёрного.