Рубрика «Творчество»

Ну, а если старики, как с этим?

Среда, 20 Янв 2021

Это же серьёзный разговор!
Уж если их к ковиду подведёшь,
То это будет как приговор —
Неуж-то это не поймёшь?!
Давайте помнить будем все
И станем мы ценить себя и всех:
Коллег, родных, детей, учителей
И также наших доблестных врачей.
У доктора ведь тоже семья и дети
И он же им милее всех на свете!
Коль не себя, то их уж пожалеем.
Станем руки наши мыть и маски все наденем,
А от вируса не стоит нам пощады ждать
И нам не надо свои головы терять.
Большой толпой не тусоваться,
Положенной дистанции держаться.
И чтоб не смог он с вами нас сожрать,
Нам надо лишь беречься и вакцину ждать!

Николай СОТНИКОВ,
с. Степное.

Берегите себя и других!

Среда, 20 Янв 2021

Неуж-то мы не понимаем
Когда себя не бережём,
Без масок меж людьми гуляем
И чего-то лучшего всё ждём?!
А вдруг ковид тебя нашёл,
Тебя поймал и прицепился?
Он ведь сожрать тебя пришёл,
Забыв тебя спросить
и извениться!
Теперь ты вспомнил,
не забылся?
И верно, надо доктора позвать,
Чтобы с тобою он возился,
А он серьёзно будет рисковать!
Нет, так уж дело не годится!
А может сам ты в этом виноват?
Врачей же слушать надо,
не гордиться,
Себя и их беречь,
не подставлять!
Ну ладно, если сам уж виноват,
Но вокруг тебя семья и дети!
И станешь ты их заражать?

Как Леший с Бабой Ягой подружились

Вторник, 12 Янв 2021

В Новый год, на Рождество все в ожидании какого-то волшебства. Каждому, независимо от возраста, хочется, чтобы случилось чудо, маленькое или большое, а в тайне все надеются, что произойдёт нечто невероятное, грандиозное, сказочное. Наверное так и должно быть. Хотелось бы поделиться своей историей.

Со школьной скамьи, а если точнее с первого класса, мы со Светкой были «не разлей вода». Везде и всегда вместе — сидели за одной партой, где какая «шкода» — и тут мы вдвоём получаем нагоняй. Ну, в общем — то мы учились неплохо — обе были хорошистки, но уж очень нас тянуло на разные «подвиги».
Крепкая дружба продолжалась и после окончания школы, поступили в один ВУЗ, получили педагогическое образование, вернулись в родной город, устроились на работу — я в свою же школу — педагогом-организатором, а Света стала работать во Дворце культуры худруком. Всё шло своим чередом, у звонкоголосой, обаятельной Светланы появился молодой человек — они стали строить планы на будущее. Я же всё никак не могла найти своего принца.
Подходил к завершению первый год нашей трудовой биографии, приближались Новогодние праздники. Как всегда — много суеты, приготовлений, переживаний — ведь новогодние утренники, ёлки, представления, так сказать «на носу». И вот в одно прекрасное зимнее утро звонок от Светланы:

Юлька, я ногу сломала, теперь всё зависит от тебя!
Я опешила, что может зависеть от меня?! Подруга не унималась:

Ты же знаешь, мы на этой неделе будем поздравлять малышей, детишек постарше в наших городских детских домах, у нас запланирован праздничное выступление в доме — интернате для престарелых и инвалидов. Выручай!
Не допонимая, что от меня требуется, я спросила:

Как? Чем я могу помочь?
Света выдала:

Чем, чем, будешь Бабой — Ягой! Вместо меня!

Ну вот ещё не хватало, ты думаешь у меня своих персонажей мало? — я прям немного разозлилась на подругу.
Что же в итоге? А в «сухом» остатке — я таки буду Бабой Ягой. Вечером в 17-00 репетиция во Дворце культуры. Мне выдали реквизит, сценарий и сказали быть готовой через полчаса.
Маска, грим, сказочный наряд — я взглянуть в зеркало не могла без смеха. На сцене собрались все участники представления — Дед Мороз со Снегурочкой, снежинки, зайчики, Лесная фея, Бабушка Вьюга и другие. И тут вальяжно вышел Леший — на празднике мы должны были работать в паре. Он был ужасен в своём «прикиде», загримирован, да так, что и черт лица не разглядеть было. Мне этот Леший сразу не понравился — начал указания раздавать, уму — разуму всех учить. В общем отвратительный и очень неприятный был этот Леший. Как потом я узнала — это был Максим — преподаватель хореографии и художественный руководитель драматического кружка.
«Ну и ладно, — подумала я, — выдержу как — нибудь, главное, перед зрителями не растеряться и не опозориться».
Мы начали прогон нашей сказочной постановки и как дело дошло до моего выступления в игру — Макс — Леший заорал:

Что у нас Баба Яга как мышь сонная? Веселее, с напором, ты же Баба Яга, а не спящая красавица!

Ну вот началось, — буркнула я про себя и побрела на место, с которого надо было начинать моё выступление.
Отсюда я довольно долго выслушивала наставления Макса, кивала головой, улыбалась, а сама думала:
«Чтоб ты свалился и язык свой прикусил!»
Ну, в общем, с горем пополам мы отрепетировали нашу постановку несколько раз — получалось вроде бы неплохо — слаженно и убедительно. Хотя Леший, простите, Максим, уж очень цеплялся в плане роли ко мне — ему казалось, что Баба Яга должна быть злая, вредная и противная и ещё к паре зайчиков, которые не могли в унисон спеть короткую песенку. А так всё прошло более или менее спокойно.
Первое выступление завтра. Завтра наступило довольно быстро. Я на репетиции так вымоталась и перемёрзла, что дома, добравшись до дивана перед телевизором буквально сразу провалилась в сон. Очнулась от сигнала будильника и засобиралась — в 10.00 первое выступление нашей сказочной команды.
На удивление все три представления — в детском саду и в двух школах — для первоклашек прошли на «ура» — всё было чётко и юным зрителям — интересно и весело. А ко мне в промежутках между выступлениями даже Макс не приставал со своими нравоучениями.
Когда мы ехали домой, я всё думала — как же выглядит этот суровый Леший, ведь без маски, красок, парика я его ещё не видела. Потом мы разговорились с ребятами и я отвлеклась от этих размышлений.
На следующий день нашу театральную кампанию ждал сюрприз. На первом же выступлении Максим прыгал так вокруг ёлочки, что задел мешок с подарками, стоявший под пышными лапами зелёной красавицы, споткнулся и летел метра полтора, затормозив носом, перед испуганными детишками. Но тут взрыв смеха, малыши захлопали в ладоши, подумав, что так и должно было быть.
Я подскочила к лежащему Максу, а Леший, приподнимая голову, тихо говорит, даже не говорит, а картавит:

Я язык прикусил!
«Накаркала!» — подумала я — и смех, и грех! Мне его было и жалко очень, и хотелось рассмеяться от души, еле сдержалась. Остаток времени Леший хромал вокруг лесной красавицы и пытался шутить, но с таким произношением и шуток не надо было — все просто «ржали» до слёз.
Мы усердно отработали все представления — нас благодарили, особенно восхищались Лешим, всем нравилось как он «вжился» в роль. Как натурально хромал и прикольно картавил, смешно искажая слова.
А поздним вечером, когда мы сдали весь реквизит в гримёрку, умылись, приобрели свой истинный вид, мы случайно встретились с Максом. Ко мне подошёл приятный молодой человек, широко улыбнулся и сказал:

Разрешите представиться — Леший.
Да, это был он! Макс проводил меня домой — мы долго шли тихими городскими улочками, заснеженными и полупустыми, с украшенными одноэтажными домиками под яркими фонарями, превращавшими всё вокруг в сказочный мирок, где всё сверкало, блестело и переливалось. Как оказалось, Максим не был ни вредным, ни противным, а ко мне приставал с указаниями от того, что очень переживал за предстоящее новогоднее представление, за мою роль, игру, за Свету, которая была с малых лет настоящей артисткой, но из-за травмы «выбыла» из строя, а ещё как он признался — за меня, Бабу Ягу, потому что ещё тогда, на первой репетиции, я ему уже очень сильно понравилась.
Так появился в моей жизни дорогой, любимый человек — Макс — Леший. А имечко лесного хозяина крепко к нему прицепилось — с моей подачи, конечно. А Макс и не обижается, наоборот — всегда так серьёзно представляется всем, а потом наблюдает за реакцией людей. Он теперь нашей дочурке Яночке рассказывает, как встретились однажды под Новый год красавица Баба Яга и суровый Леший. Вот такая сказочная история, ставшая реальностью.

Жанна СПИВАК.

Как мы за ёлочкой ходили

Вторник, 12 Янв 2021

В канун Новогодних праздников мы с семьёй уже было собрались поставить на своё коронное место искусственную ёлку, но детвора заявила, что хотят, чтобы дом украшала собой настоящая зелёная красавица.

В ежедневном круговороте дел, суетливой подготовке к продолжительным праздникам мы как-то и забыли, что обещали сыну с дочкой подарок в виде ароматного хвойного деревца. Ну, а само собой, под ёлочку — сладкие подарки и игрушки. Вот как раз конфеты, фрукты, куклу и машинку мы приобрели заранее — именно такие, как просили дети — куколка Анна, умеющая говорить, смеяться, плакать и почти «настоящий» экскаватор с большим движущимся ковшом. А за пушистика — ёлочку мы даже как-то не вспомнили.
По новогодним и рождественским базарам бегать уже было поздновато, но мы с мужем вспомнили — недалеко, буквально в трёх кварталах от нашего дома, продавались ёлочки, сосны, пихты.
Правда, деревца были не высокие, немного помятые и, так сказать, с «залысинами».
Ну, ничего, если остались — купим две, соберём в одну, решили на семейном совете.
Сначала думали идти с мужем, уже стемнело и довольно сильно похолодало. Но малышня запротестовала — захотели отправиться вместе с нами.
В общем, мы экипировались и отправились за покупкой. По дороге были и битва снежками, и катание на ледяной горке, появились снежная баба и маленький снеговичок.
Через час мы плавно «пришвартовались» в уютной кафешке, погреться и перекусить. И вот, наконец-то, мы дошли до пункта назначения.
Выбор и в правду был невелик — новогодние «красавицы», конечно, не дотягивали до эталона красоты, стати и стройности. Но выбора не было. Перебрав все ели и сосны, сиротливо прижавшиеся к грузовичку, в котором их доставили, мы выбрали две небольшие ёлочки, оплатили покупку и удалились.
Когда мы проходили мимо кафе, дети запричитали и запрыгали вокруг нас, уговаривая зайти и попробовать новую пиццу с морепродуктами, которую они увидели недавно в меню. Мы поддались и не пожалели об этом — пицца была великолепная!
Когда уже подходили к дому, вдруг услышали тоненький писк, даже сразу не поняли откуда издаются звуки. Потом под припаркованным недалеко автомобилем увидели маленький чёрный комочек, который тихонько и жалобно мяукал. Дети позвали его, и он тут же бросился им в руки — сразу замолчал, спрятав маленький носик в тёплые варежки сына.
Я уже поняла, что сейчас ребята будут просить приютить бездомного котёнка. Я ещё не успела подумать, они тут же наперебой умоляли взять его домой. Что делать — мы с мужем согласно закивали головами.
Когда подходили к подъезду, я спросила: «А как же ваш кот Пончик. Вдруг он будет обижать малыша? Вы сможете их подружить, и ухаживать за двоими питомцами?»
Получив в ответ десять: «Да, мы всё будем делать сами!!!», мы открыли дверь.
С сонным котёнком, двумя не очень пушистыми ёлочками мы вошли в квартиру. На пороге сидел наш «худенький» Пончик. Когда он увидел с какими подарками мы заявились домой, глаза его стали как блюдца.
Кажется, если бы он смог что-то сказать, то это было нечто вроде: «Что это вы притащили в мой дом?!»
Первое время Пончик ходил вокруг Масяни — так мы назвали котёнка, принюхивался, демонстративно отходил в сторону и садился умываться, искоса, одним глазом, приглядывая за новичком. Мася, наоборот, быстро освоился и принялся играть с дождиком. Дети с удовольствием наблюдали за этой интересной парочкой.
И вот лишние, поломанные веточки у ёлочек спилены — вместе они составили роскошную хвойную красавицу. С детьми нарядили её — на веточках заблестели пузатые, зеркальные шарики, игрушки моего детства — тут и девочка — чукча в жёлтой шубке, и белочка, и, почему-то красный, ёжик с яблоком на спине и маленький серебряный козлик, и хрупкая, почти прозрачная, сова.
Да, всё как в далёком, далёком детстве… сразу нахлынули добрые, светлые воспоминания. Но шум и гам резко вернул меня к действительности — ёлка лежала на боку, пара украшений была разбита и в углу — перепуганная Масяня. Оказывается, это её шалости. Пончик, воспользовавшись случаем, стянул дождик и самозабвенно стал его жевать. В итоге оба были наказаны — закрыты в кухне, ёлочку водрузили на прежнее место, подключили гирлянду. И вот оно, праздничное настроение. Вся семья у ёлочки — приятно, душевно, уютно и радостно на душе.
Через полчаса мы засобирались на кухню выпить чаю и увидели такую картину: Пончик лежал на своей тёплой подстилке, а на нём посапывал, свернувшись клубочком, Мася. Такая вот пирамидка получилась!
Так новогодний праздник подарил нам маленькое чудо, которое потом выросло в красивую, грациозную и очень умную кошечку. Наши питомцы ещё много лет приносили нам радость от общения с ними.

Анна СПИВАК.

Таланты художественного творчества

Пятница, 11 Дек 2020

В целях стимулирования развития художественного творчества инвалидов с 1 по 3 декабря 2020 года в Степновском районе проводился районный этап XX ежегодного фестиваля художественного творчества инвалидов.

Фестиваль проводится с применением дистанционных технологий, связанных с соблюдением необходимых противоэпидемиологических требований в связи с пандемией новой коронавирусной инфекции. Тем не менее, участники фестиваля, люди с ограниченными возможностями, приняли самое активное участие в фестивале и прислали видео своих песен, стихов, а также фото своих работ в жанре декоративно — прикладного искусства.
Для многих участников фестиваль — это окно в мир, возможность заявить о себе. Основная его задача — поиск и поддержка творчески одарённых людей. К тому же давно известно, что всевозможные болезни отступают на второй план, стоит лишь заняться любимым делом.


Организационным комитетом по подготовке и проведению районного этапа XX ежегодного фестиваля художественного творчества инвалидов оценено творчество всех участников, среди которых: Тертышная Надежда, Кислова Ольга (с. Варениковское), Трофименко Ирина (с. Степное), Свинтоховская Лариса, Зайцева Вера (пос. Верхнестепной), Сакидзе Надежа (с. Богдановка), Сунетов Резван (с. Иргаклы), Рабок Мария (с. Ольгино), Герман Ирма (с. Зелёная Роща), Белоусова Елена, Бельтоева Зарема (х. Восточный), Поликарпова Татьяна (с. Соломенское).

Татьяна ШАРЛАЙ, начальник управления труда
и социальной защиты населения администрации Степновского
муниципального района.

Фото предоставлены УТСЗН.

Скоро матушка — зима

Четверг, 03 Дек 2020

Жёлто — красный хоровод в воздухе кружится,
Скоро матушка — зима в окошко постучится…
Затрещав, сковав озёра, лютые морозы,
На деревьях, поразвесив, ледяные слёзы…
Белым саваном поля все вокруг укроет,
А ночами и метель, словно волк, завоет…
И хрустальная луна со звёздами, играя,
«Льёт» печально свет она на поля без края…
Опустело всё вокруг, лишь вороньё кружится,
Кружевной ковёр снежинок нам под ноги ложится…

Татьяна ШУМСКАЯ, село Степное.

Пожелания от Евдокии Фёдоровны

Среда, 07 Окт 2020

Давние дружеские отношения связывают коллектив культурно-досугового центра села Соломенское с долгожительницей, труженицей тыла, участницей фольклорного коллектива «Калинушка» Е.Ф. Кравченко. В День Ставропольского края Евдокия Фёдоровна вместе с культработниками поздравила жителей своего села, района и края в социальной сети инстаграм mky_kds_solomenskoe с пожеланиями счастья, здоровья и благополучия каждой семье.

Долгие годы жизни труженицы тыла полны воспоминаний о исторических событиях нашей страны. Но самые тяжёлые из них о войне:

Мне не было 12 лет, мы играли на улице в войну, а я говорила другим детям, что нам ничего не страшно, у нас такие защитники. Никто в тот момент ещё не знал, что настоящая страшная беда уже рядом, стучится в каждый дом. И тут я заметила, что мама и тётя плачут. Кто же их обидел, ведь никого из чужих не было, во двор никто не заходил? На мой вопрос, мама горестно ответила: «Обидели не только нас, обидели всех людей. Началась война. Киев бомбят».
Мы в это время жили у бабушки, нас у мамы трое, и тётя со своими тремя детьми. Так получилось, что бабушка всех собрала вокруг себя.
Начались непонятные и сложные дни: призвали на фронт всех мужчин соседей, другие сами эвакуировались. Мужчин в селе не осталось. Помню, в тот год урожай проса удался, оно стояло высоченное с большими колосьями, никто его не убирал, дети на поле гоняли пасти коров.
Седьмого января немцы пришли в село.
Нас быстро выгнали в хатёночку, а в дом немцы заселились. У бабушки в доме всё всегда было убрано, чисто, никто не посмотрел что много детей, теснота в хатёнке, как говорится, спасибо, что живы остались…..
Помнит Евдокия Фёдоровна как расстреливали эвакуированных из Днепропетровска евреев, в основном женщин и детей. Немцы их забирали из домов, вели по переулочку, ставили вдоль рва и стреляли.
Много страшного довелось увидеть детям военных лет, которые затем работали наравне с взрослыми в полях и на фермах, восстанавливали народное хозяйство. Каждый был уверен, что Великая Победа будет за нами. Конечно, и представить себе не могли те трудности, которые принесёт война. Все надеялись, что победа будет скорой. Но прошло много дней и ночей — месяцы, годы, пока коричневая чума была повержена, враг растоптан и изгнан с родной земли.
Жилось непросто, дети очень быстро взрослели и они знали, были твёрдо убеждены — перенести все лишения — святой долг перед Родиной. И они всё выдержали, … они смогли…
Поэтому нынешние труженики тыла настоящий золотой фонд нашей истории.
Приближается День пожилого человека и хочется пожелать всем вам, наши дорогие и любимые бабушки и дедушки, мамы и папы:

Будьте здоровы и любимы, согреты искренней любовью и теплом окружающих. Долгих лет вам и понимания близкими людьми.

Елена ФЕДОРЧЕНКО.

Хозяйка Тайги

Пятница, 21 Авг 2020

Тайга была заметной, красивой кобылой — чёрной как смола, резвой как ветер, сильной, непоседливой и норовистой — впрочем как и полагается молодой лошади — полукровке. Три года ходила она в колхозном табуне, при конеферме, не зная ни седла, ни уздечки. От отца — свирепого, полудикого Тайфуна, водившего косяки в прикаспийских бурунах она унаследовала характер, а главное — свою бесконечную любовь к свободе, а от матери — чистокровной донской — всю свою стать и грациозность.


Та ещё «штучка»

Там, где была какая — нибудь шкода — Тайга всегда была первой. То на поле зайдёт, да ещё и «подруг» с собой захватит, то колхозный огород перевернут с ног на голову, то собак дразнят так, что те готовы захлебнуться неистовым лаем. В общем та ещё была «штучка». И вот не поверь тогда, что и животные бывают с «характером». За это табунщики её и не любили.
Неприязнь к ней ещё объяснялась и тем, что строптивостью своей очень позорила она всех табунщиков этого колхоза перед соседями, которые смеялись над тем, что ну никак не могут они справиться с Тайгой и поставить её под седло! И теперь для них объездить кобылу стало буквально делом чести. Потому и не смотря на строгий запрет зоотехника, старший табунщик Степан Верхов и его помощники ломали голову над тем как же всё — таки покорить эту злонравную лошадь.

Такого никто
не ожидал

И вот однажды они собрались ещё раз попробовать попытать счастья. Подождав когда зоотехник и ветеринар уехали по своим делам в районный центр, а заведующий фермой Пётр Ильич, заслуженный, опытный работник и прямо таки скажем очень пожилой человек, по своему обыкновению прилёг отдохнуть после обеда в дежурке, они загнали табун в баз. Трое ребят покрепче стали пробираться к Тайге, но она почуяв неладное ринулась в конец база — как раз этого и добивались табунщики. Здесь доски ограждения тянулись у самого края обрыва, пугающего лошадей своей крутизной. Всё пока шло как и было задумано. Оказавшись в углу Тайга заметалась в поисках выхода — но деваться некуда — с трёх сторон подходили люди, а впереди, за оградой — обрыв. Табунщики уже готовились накинуть петлю, как вдруг случилось то, чего никто никак не ожидал. Лошадь взвилась на дыбы, прыгнула, с треском сломав верхнюю доску и упала с кручи.
Несколько раз перевернувшись Тайга скатилась на дно оврага… Так и осталась лежать — вся в пыли, подвернув передние ноги и неестественно откинув назад сухую породистую голову. Когда оцепенение прошло, люди спешно побежали к неподвижно лежащей лошади. Тут послышался истошный крик заведующего: «Что вы тут натворили?!». Виноватые хотели хоть как то объяснить случившееся, но опытный коневод и так всё понял, нагнулся, послушал: «Дышит! Ветеринара зови!». Тут же притащили узкие длинные сани, запрягли пару меринов, вытащили ещё живую кобылу из яра.
Вскоре прибыл на бедарке и ветеринар — старый, как заведующий и такой же скандальный, до мозга костей лошадник. Он долго бушевал и ругался, но при этом не забывал своего дела — в руках мелькали шприцы, баночки, склянки, дурно запахло лекарствами.
Заметив издалека суету, зоотехник Фёдор Михайлович круто повернул коня и вмиг оказался около столпившихся работников. «Что с ней, выживет?» — резко спросил он. «Попытаюсь спасти, но… Шок, сильный ушиб поясницы, какую лошадь сгубили… Эх!» — тихо ответил ветеринар. Закончив все процедуры, приказал перетащить Тайгу в тень, под навес.

Маленький друг
с большим
сердцем

Как только взрослые разошлись, откуда — то из — за угла выскочила маленькая девочка лет шести — ситцевое платье, тоненькие косички с огромными бантами. Сама вся как струнка, звонкая и непоседливая. Нюра — дочь старшего табуншика, Степана. Присев на корточки у головы лежащей Тайги, поморщившись от жалости, она принялась гладить её широкие конские щёки и приговаривать : «Лошадушка, бедненькая, тебе больно, очень? Ну, потерпи, скоро всё пройдёт»…
А по щекам Нюры струйками бежали слёзы. С этих пор она часто появлялась тут, под навесом. Бойкая девчонка вообще была постоянным гостем на конеферме. К табуну её, конечно, не подпускали, но на смирной кобыле Зорьке ездить давно научили, к слову сказать, в седле она держалась как клещ.
Нюру стали замечать около Тайги, сначала прогоняли, а потом она начала прибегать к своей лошадушке тайком — увидит все разошлись, юркнет под навес. Не приходить сюда она уже не могла.

Давай
знакомиться?

Первое знакомство у них случилось когда на вторые сутки — Тайга открыла глаза, приподнялась и застонала и тут же фыркнула, увидев маленького человечка, сидевшего прямо перед ней. В другое время своенравная кобылка махнула бы мордой или даже укусила бы, но не сейчас — её ужасно мучила жажда. Работник не особо утруждал себя уходом за больной лошадью, глянув несколько часов назад, что лошадь не открыла глаза и лежит неподвижно, кинул ей пучок сена и убрался восвояси.
Нюра, видя как стонет и мучается Тайга, кружилась вокруг неё и плакала, приговаривая: «Лошадушка, милая, что ты хочешь, сена? На, кушай». И тыкала ей в морду траву. Тут девчушка заметила, что кобыла не отрывая взгляда, жадно смотрит на ведро с водой, стоящее далеко от база. Она тихонько заржала. Нюра всплеснула руками и вскрикнула: «Да ты водички хочешь, моя хорошая!».
Маленькая сиделка бросилась к живительной влаге. Пыхтя и разливая воду из большого ведра, она потянула его к своей лошадушке. Тайга вмиг осушила бадью и взглянула на второе ведро. Нюря бросилась за ним. Половину и этого выпила лошадь, тряхнула головой и попыталась встать, но тут же вскинув голову и застонав, завалилась снова на бок.
Шмыгая носом, размазывая слёзы по личику, девчушка стояла на коленях перед своей любимицей и нежно гладила её. И, странно, Тайга, слушая этот тоненький голосок, чувствуя прикосновение тёплых ладошек, даже не хотела шевелиться, боль уходила куда — то далеко и ей захотелось задремать.

Нюркина
любимица

Уход за больной лошадью — обязанность дежурного рабочего по ферме. Но табунщики и не надеялись на выздоровление кобылы, потому и работу свою выполняли с неохотой. И кто знает, чем бы это всё закончилось для Тайги, если бы не Нюркина любовь и забота. Она то, в основном и ухаживала «за бедненькой лошадкой». Ухаживала тайно, но прилежно, добросовестно. Тайга к всеобщему удивлению потихоньку пошла на поправку. Табунщики привыкли, что девчонка постоянно крутится на ферме, им и не в дамёк было, что этот маленький человечек делает огромное, доброе дело.

Главные героини

Май был на исходе. Пестрела красивым разнотравьем степь. Приближалась жаркая пора сенокоса. В это время и наступил перелом в затянувшейся болезни Тайги. Лошадь оживилась, повеселела, часто стала пытаться подняться на ноги. Нюра тайком носила отруби, овёс или молотую пшеницу — уж и не знала чем ещё угостить свою подопечную. Молодая сочная трава не переводилась у любимицы. Вязанками, охапками, корзинами носила Нюра свежескошенную травку лошадушке. Тайга всегда встречала маленького друга тихим ржанием и потряхивая головой. Пока кобыла с удовольствием, пофыркивая жевала траву, Нюра принималась играть — и Тайга помимо своей воли становилась активной её участницей. А девчушка играла с ней как с настоящим большим другом. Расчистит площадку перед лошадью, очертит прямоугольник палкой, заставит «мебелью» — это комната. Кирпичики, застеленные тряпкой — стол, коробка из под лекарств — шкаф — здесь пригодится всё. Членов семейства много располагалось в комнате — одноухий плюшевый заяц, старая тряпичная кукла, большой пучеглазый медведь, почему — то зелёный резиновый ёжик и, конечно, Нюра и Тайга — главные героини незабываемых детских игр.
Если бы кто — то из взрослых заглянул в этот момент под навес, то сильно бы удивился, увидев картину — Тайга, та самая злая, вредная кобыла, которая бесновалась от малейшего прикосновения, спокойно лежала, подогнув ноги и мерно жевала траву, а на спине сидела босоногая девчонка и перебирала её длинную, густую блестящую гриву.
Но ничего подобного увидеть работникам фермы не пришлось — хитрая Нюра не забывала поглядывать сквозь плетень, на «всякий пожарный», как говорится. А Тайга настолько привязалась к маленькому человечку, что тосковала и беспокоилась, когда девочка где — то задерживалась. Зато сколько радости было во взгляде, ржании при появлении маленькой сиделки с большим и добрым сердцем — не передать.

Выздоровление — всегда радость

Лечение, хороший уход и безграничная Нюркина любовь сделали своё дело. Пришло время и Тайга почувствовала себя совсем окрепшей. В один из дней, когда девочка всё так же играла и ухаживала за своей лошадушкой, она вдруг приподнялась и …встала на ноги. Нюра прыгала и визжала от восторга и счастья! А лошадь стояла пошатываясь и оглядываясь, словно не понимала почему она не сделала это раньше. Тут кто — то увидел её и крикнул: «Ребята, смотрите — стоит!».
К навесу ото всюду поспешил народ, а Нюра благоразумно шмыгнула за плетень, как будто её и не было. «Ну, кажется опасность миновала, — осмотрев лошадь подытожил ветеринар. — Я боялся, что не поправится, чудо просто! Не давайте ей много лежать».
Тайга и сама старалась быть как можно больше на ногах — ляжет, чуточку отдохнёт и снова встаёт или ходит по кругу. А какая радость была для маленькой хозяйки Тайги, для Нюрочки! Она не переставала обнимать, гладить лошадь, приговаривая : «Моя лошадушка, выздоровела, а я знала, что ты снова будешь бегать! Мы ещё с тобой будем скакать по нашим степям!».

Продолжение следует.

Анна Спивакова.

Из писем в редакцию

Вторник, 26 Май 2020

Утро в окно «постучалось»,
Щебет синиц, соловья…
Сегодня с тобою расстались…
И это теперь навсегда…
Я не грущу, уж устала…
Слёзы иссякли давно…
Сердцу лишь только сказала –
Я ведь любила его…
Но, видно, судьбой не дано нам
Очаг сохранить, жить вдвоём,
Что-то у нас не сложилось…
Врозь мы теперь и живём…
Время идёт незаметно,
Дети растут, внуки есть…
На висках седина так заметна,
Ну а чувства ушли в тёмный лес…
Где-то любовь заблудилась,
Сбилась с маршрута давно…
А, может она только снилась?
Ведь жили с тобой, как в метро –
Мчался экспресс, словно ветер…
Лица мелькали, народ…
Даже ты сам не заметил,
Что жизнь, как крутой поворот…
Поезд любви вдаль умчался,
Ты на перроне сошёл…
Как флюгер, по свету, шатался,
Приют в чистом поле нашёл…
Сегодня с тобою простились…
Не слышишь ты трель соловья…
В альбоме лишь фото на память –
Да запись – уж я не твоя…


Закон ведь Божий всем гласит –
Не укради любовь чужую…
Свою по жизни пронеси,
В стужу согрей её любую…
Она хрустальна – не разбей,
Дыши ты ей, пока сам дышишь,
Любовь храни ради детей,
Они плоды её — ты слышишь?
Я не придумала завет,
Всё, что написано – от Бога.
Пред ним теперь держи ответ –
За то, что слёз в судьбе так много…
За то, что верность не хранил,
Украл и детство у детишек,
Любовь ты взял и погубил…
Она кричит, почти не дышит…
Закон ведь Божий всем гласит –
Не укради любовь чужую…
Свою её от бед храни…
И одиночество минует…
Я не придумала Завет…
Это писание от Бога…
Тебя со мною рядом нет…
Остались слёзы, их так много…


Я в этой жизни мотылёк…
На свет летела и упала…
Хотелось счастья мне чуток…
Но сил своих не рассчитала…
Никто и руку не подал,
Плечо никто мне не подставил,
А кто любил и не страдал,
Тот не узнает судьбы правил…
Она даётся нам не зря…
Все испытания, невзгоды…
Судьба укажет, кто друзья,
А кто живёт себе в угоду…
Я в этой жизни мотылёк,
Летала, счастье всё искала,
Но мне достался уголёк,
Его всю в душе кохала…
Вдруг на пути встал вихрь – дождь,
Задул, залил костёр желаний,
Теперь уж точно не придёшь,
Не будет больше и признаний…


Дайте в руки компас…
Бог, укажи мне путь…
Ведь между нами пропасть…
Живём мы как-нибудь…
Бежим куда-то слепо,
Закрыв глаза на всё…
Поклоны бьём нелепо,
Судьба бьёт всё равно…
Не верим теперь в Бога,
Не чтим Его Завет.
Сбились все с дороги…
И счастья в семье нет…

Татьяна ШУМСКАЯ.

«Память»

Среда, 13 Май 2020

А память всё выхватывает даты,
Обозначая их значимость вдвойне.
Я чувствую себя немного виноватым,
Что не был я на той проклятой войне!
Виктор Сободаш

Конечно, в том, что я не принимал участие в Великой Отечественной войне, никакой моей вины нет. Я родился через четыре года после войны. Вина в другом. До сих пор терзаюсь одним вопросом: «Ну почему, когда был жив мой отец, участник войны, инвалид войны, который был награждён медалью «За Отвагу» и орденом Отечественной войны I степени, я не расспрашивал его о фронтовых дорогах, которые ему пришлось пройти, что ему пришлось испытать». И всё же кое — что из его воспоминаний о его войне я запомнил.
Отец воевал с 1943 по 1944 год в составе 148 стрелкового полка — стрелком. 23 ноября 1943 получил лёгкое ранение в левое бедро. Через неделю вернулся в строй. А вот 29 апреля 1944 был тяжело ранен осколком в левую руку. Пролечившись в госпитале, в июле 1944 года мой отец был комиссован.
Вот некоторые вопросы (по памяти), которые я задавал отцу: «Папа, а ты в штыковую атаку ходил?». «Ходил много раз». «А, правда, что бывало наши солдаты шли в атаку с деревянными винтовками?», отец отвечал: «Нет. Такого у нас не было. А вот без оружия приходилось наступать. Зачастую отнимали его у немцев». «Папа, а ты лично хоть одного немца убил?», «Точно знаю, что троих: двух выстрелом из винтовки, а одного штыком заколол. А так, когда идёшь в атаку, все стреляют, немцы падают, а кто кого убил, не поймёшь». Снова вопрос: «Папа, а страшно было?». Отец задумался: «Что тебе сказать. Сильно страшно было перед атакой, когда ждёшь команды к наступлению, а потом, когда цепь поднялась и все с криками «Ура!» кинулись в наступление — страх исчезал. И ещё, после боя, когда шло награждение, многие плакали, потому что в этом бою потеряли своих друзей. Ведь это за них мы получали награды».
А мне вспомнились слова советской поэтессы Ю. Друниной:
Я много раз ходила врукопашную.
Один раз наяву и тысячу во сне
Кто говорит, что на войне не страшно
Тот ничего не знает о войне.
Вот я с гордостью за своего отца и восхищением читаю: «Уважаемый, Сободаш Николай Яковлевич, приказом Министра обороны СССР за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Вы награждаетесь орденом Отечественной войны I степени». И ещё я узнал, что медаль «За Отвагу» является самой почитаемой среди ветеранов войны.
Поздравляю всех с Днём Победы и обращаюсь к участникам войны строками из своего стихотворения:
Простите поколение моё
За то, что ко всему бываем равнодушны,
Что часто нас волнует лишь своё,
А к вашим бедам мы порой бездушны.
От всех живых нижайший вам поклон
За то, что нам Россию сохранили
Нет, не забудем ваших мы имён
Не зря же мы прощения попросили.
С уважением,
Виктор Сободаш,
х. Ровный.
(Мы хотим выразить благодарность за информацию сыну Сободаш Н.Я. — Сободаш Виктору Николаевичу).

Коллектив Ровненского
ДК и библиотеки.