Помню всё…

24 Фев 2021 | Автор: vestis |

Всем прошедшим сквозь страшные годы Великой Отечественной войны посвящается.

Разрушенный мир

Такая вот она, война. Сначала было очень страшно, затем какая-то отчуждённость, а потом пришла ненависть – огромная, всепоглощающая, такая, что жизни своей не жаль, лишь бы только уничтожить врага.
Всё время, лёжа в окопе, пока ожидали наступления на врага или просто пытались немного отдохнуть в редкие минуты затишья, я думал лишь об одном — как мои родные — отец, мама, сестрички любимые. Я ушёл на войну так быстро, что они, наверное, опомниться не успели. Отец — инвалид, без ноги, он тоже хотел воевать. Я видел случайно как он в своей беспомощности тихо сотрясается от слёз и той же ненависти к врагу, который разрушил, разбил вмиг всё — спокойную жизнь, нашу семью, наш мир…

Добровольцами на фронт

А я с моим другом Сашкой пришли в районный военкомат и записались добровольцами на фронт.
Дошли ли к нашему хуторку фашисты или нет? За близких страшно. А в нашем хуторе все мы близкие — нас то, всего полторы сотни человек было там, жили как одна большая, дружная семья.
Пока тихо, скоро начнётся бой, может последний. Стоит звон в голове — нет, не от взрывов и бомб. Тихий, давящий звон от нестерпимой тишины — нет шелеста листьев, пения птиц, стрекотания кузнечиков, нет того, к чему мы привыкли в той, другой жизни. Тишина, мы от неё отвыкли, совсем, нет ничего, даже ветерка. Скоро в бой…
Рядом со мной друг — боевой, надёжный, а ещё — просто друг детства — проверенный и, опять же, надёжный. Мы вместе пришли в военкомат, хотя Сашок был младше меня на год, ему чуть больше 16 лет, сказали, что хотим добровольцами на фронт — бить фашистов. И вот мы на войне…

Невозможно забыть

Мои воспоминания. Они не покинут меня до самого конца. Прошёл войну — «Спасибо» Богу ещё живу, ещё раз «Спасибо» большое — семья — дети, внуки. Это великое счастье. Но, война не отпускает. Помню всё, кажется до минуты. Я помню, как погиб мой друг. Он умирал на моих руках, друг детства… Помню свежевыбеленные саманные хаты с палисадниками, а вдали — степи с разнотравьем, поля пшеницы, наше озеро, где мы постоянно пропадали. Детство — это маленькая жизнь, но огромный промежуток этой же жизни — ни один человек не забудет его…
Война, как много было смертей — страшно, жутко… К этому невозможно привыкнуть. Самое жуткое, непередаваемое чувство — когда на твоих руках умирает лучший друг, друг детства…

Босоногое детство

С мальства мы росли вместе — босоногие и вечно обгоревшие на солнце, лихие сорванцы. Наши выбеленные саманные хаты стояли рядом в нашем любимом хуторке. Где наши бесконечные степи в разнотравье, шалаши и вырытые в глиняных обрывах пещеры — наши жилища, где наше чистейшее озеро, из которого мы практически не вылазили — купались до посинения и мурашек. Здесь мы пропадали с утра и до позднего вечера, пока не повзрослели. Нет, родителям мы, конечно, помогали — с этим было очень строго. Детство, пора жизни, которую не забывает ни один человек. А сейчас война… А мы ведь такие молодые, у нас всё впереди. Хочется жить, любить. Но ещё больше желание уничтожить, растоптать, разорвать ненавистного врага, который разрушил нашу прежнюю жизнь — чистую, светлую и такую далёкую. Мы вмиг стали взрослыми, научились воевать — бить проклятых фашистов, защищать свою Родину, родную землю, свои семьи. Мы победим! Обязательно победим.

Мы живы и будем бить врага

От батальона, в котором служил Иван Ветров, осталось только десять человек, среди них он и его дружище — Сашка Стехов. Последний бой шёл несколько суток, солдаты и офицеры ценой своих жизней вытеснили врага и отстояли эту легендарную высоту с небольшой берёзовой рощей, от которой не осталось и следа… Да, они живы и полны решимости биться до конца своих дней, до последнего вздоха, до последнего удара сердца. И они продолжали сражаться.

Как хорошо жить в мире

Судьба, она такая — никогда не знаешь как повернётся, что и как будет и будет ли вообще? Помните, наши потомки, жить в мире это самый большой, дорогой подарок судьбы. Иметь возможность не воевать, а трудиться, растить детей, не бояться и прятаться, а жить спокойно и дышать полной грудью — эта наивысшая награда в земной жизни.

Прощай, друг Сашка…

Всё произошло после того, как мы вытеснили немцев с высоты, к нам на подмогу подошло подкрепление. Нас с Сашкой командир послал в ближайшую деревеньку на разведку, жители были давно эвакуированы и она пустовала. Мы со всеми предосторожностями добрались до крайней разваленной хатёнки, деревни с красивым именем Надежда. Какое доброе, мирное, греющее душу имя. Действительность же была такова — ни одного уцелевшего строения и гнетущая тишина. Я вдруг вспомнил свой хуторок Виноградный, что с ним и моими родными? Его так же фашист сравнял с землёй, живы ли сестрёнки, все мои родные? Хруст ветки прервал мои воспоминания. Мы остановились, легли на землю, прислушались — вроде бы ничего, всё также звенящая тишина. Дальше пошли через заросли бузины, добрались до середины деревни и залегли около сарайчика. Боже, как хорошо было в это время! Весна, всё вокруг цветёт, а запах какой! Не хватало лишь пенья птиц. Через мгновение я вернулся в реальность — война, ненавистная война и враг. Вдруг донёсся лёгкий скрежет — мы замерли и прислушались. По-пластунски мы добрались до левого края полуразрушенной хаты и увидели недалеко четырёх немцев. Они молча, осторожно оглядываясь по сторонам, что-то делали. А, по-видимому, главный фашист тыкал вшу пальцем, отдавая какие-то указания. С Сашкой решили — обойти врага с двух сторон, он — отвлечёт внимание противника, а я «положу» их из автомата. Да, на всякий пожарный у нас есть одна граната.
Санька сработал на все «100» — немцы не ожидали его появления и буквально оторопели и застыли в скрюченных позах. Мой друг — ловкий, смелый, коренастый малый, да ещё с мгновенной реакцией. Одному фашисту он нанёс смертельный удар ножом в сердце, прицельно метнув его метров с семи.
Фашисты схватились за автоматы, тут я короткой очередью «скосил» их наповал. Мы проверили — все мертвы, а то, над чем они возились, оказалось гранатой с растяжкой. Оглядевшись с другом по сторонам, мы осторожно начали обезвреживать устройство. Теперь надо проверить всё и убрать другие растяжки. На последней мы услышали издалека скрежет и лязг металла — сомнений не оставалось — немецкий танк пытается войти в хутор.
Всё, работа сделана, нужно возвращаться, доложить командиру об обстановке. Мы, пригнувшись, поспешили к дороге, потом к леску. Но из леса вышла небольшая группа фашистов. Пришлось принять неравный бой. Маскируясь в небольшом овражке, за холмиками мы долго отстреливались, убили двух вражеских солдат. И тут услышали неподалёку взрыв. Немецкий танк тоже вступил с нами в схватку. В голове мелькнуло: «Да, нам сейчас не поздоровится!» Пришлось менять позицию и тут вновь оглушительный взрыв — совсем рядом.
Звон в ушах и боль в голове, следующий снаряд разорвался ещё ближе. Краем глаза я увидел, что у Саньки по лбу стекает струйка крови, но он не переставал стрелять. Когда я подобрался ближе — увидел, что рана на голове очень скверная. Я крикнул: «Санёк, держись, прорвёмся», но друг как-то обмяк и с горечью глянул на меня: «Всё, брат, отвоевался, ухожу я от тебя…»
Я схватил его на руки, чуть приподнял, начал его трясти. Время, казалось, остановилось, а все вокруг стало как в замедленной съёмке какого-то кинофильма. Это всё происходило будто не с нами. А Саня, мой лучший друг, друг детства улыбнулся, лицо его посветлело и он закрыл глаза. Я не верил, этого не может быть! Ведь за Саньку я отдал бы свою жизнь! Мой друг умирал у меня на руках… А вокруг рвались снаряды, свистели пули, слышались истошные крики.
Я всё не мог прийти в себя, плакал, долго. Тело моё сотрясалось от беззвучных рыданий. Нас разлучила война. Когда очнулся — увидел наших, они уничтожили отряд врага, немецкая машина стояла с развороченной башней. Кто-то из наших подбил его, остатки немцев — пехотинцев, сопровождавших танк, бежали, а советские бойцы продолжали преследовать противника. Моя жизнь продолжалась…

Жди меня

Не было дня, чтобы я не вспомнил то, что случилось со мной в этот день. Я помню тебя, друг мой Санька! Я всё помню… Прошло столько лет, вот и я уже совсем скоро приду к тебе. Мне уже далеко за 90, жди меня, мой верный друг…

P.S. Иван Ветров прошёл всю войну, имеет много заслуженных наград. После Великой Отечественной он вернулся в родной хуторок. Его заново отстраивали, многие жители вернулись домой. Три сына, дочь, одиннадцать внуков, правнуки — вот богатство бывшего солдата Победы Ветрова. Он прожил жизнь не зря. Жаль, что Саньку такой жизни лишили, и что они как раньше не могут крепко, по мужски, обняться и пожать руки друг другу.
Ветеран часто стоит у окна вглядываясь вдаль. «Скоро мы встретимся», — тихо повторяет он и скупая слеза катится по морщинистой щеке…

Анна СПИВАКОВА,
фото из открытых источников интернета.

Комментарии закрыты.